July 25th, 2016

2016. Англо-американская стратегия бомбардировок Германии

В банковских войнах перемирия не существует.
Просто в некоторые периоды банки могут "не замечать" потенциальную жертву, будут сидеть в засаде, будут готовиться к удару.

Сегодня, в период катастрофического положения доллара, актуально посмотреть на поведение англо-саксов в войне. Ведь англосаксы являются хозяевами доллара. Они используют этот мыльный пузырь. И будут биться за него до конца. В наше время англосаксы используют террористов в своих целях. Это уже давно не секрет.
Проводят бомбежки государств отдельными террористами или целыми банд-формированиями типа ИГИЛ. Агент 007 всегда готов служить делу доллара и будет покупать живые бомбы среди обездоленных и психов по всему Миру.

Итак, вторая мировая война.

Статья из военного обозрения.
Англо-американская стратегия бомбардировок Германии

Англо-американская стратегия бомбардировок Германии


В период Второй мировой войны Великобритания и США придавали огромное значение стратегическим бомбардировкам Германии. Серьезным вопросом при этом стало планирование боевых действий стратегических ВВС. Прежде всего требовалось собрать обширную информацию о военной экономике противника, выявить объекты бомбардировок и из большого их числа определить наиболее «ключевые». Предстояло проанализировать полученные данные и решить, какие объекты и в какой последовательности подвергать бомбардировкам.

Цели стратегических бомбардировок намечались на основе разведывательной информации. В решении этой задачи важную роль играло Министерство экономической войны, представлявшее необходимые сведения и свои соображения по ним. По материалам министерства в сочетании с данными разведывательных отделов военных штабов в управлении бомбардировочной авиации составлялся список целей по степени их важности. Этот документ за подписью авиационного министра являлся основой планирования боевых действий бомбардировочного командования штабом ВВС, который составлял перечень объектов, определял их очередность.

Надо отметить, что бомбардировки военно-промышленных объектов не принесли ожидаемых результатов. В связи с этим английское командование основные усилия авиации сосредоточило на бомбардировке жилых кварталов германских городов с целью подавить моральный дух гражданского населения. К 22 сентября 1941 года штаб английских ВВС разработал план разрушения 43 немецких городов по итогам налетов немецкой авиации на Англию, в частности на Ковентри 14 ноября 1940 года. По подсчетам экспертов тонна бомб оказала воздействие на 800 человек, уровень активности населения утром следующего дня снизился на 33%, его восстановление потребовало 35 дней. Англичане предполагали, что после четырех или пяти успешных атак на Ковентри индекс активности населения сократится до нуля, а шестая атака не оставит надежды на его восстановление. В результате был сделан вывод, что на город необходимо произвести шесть налетов через равные интервалы в течение шести месяцев и сбросить в каждом из них по 1 т бомб на 800 человек жителей.

Англо-американская стратегия бомбардировок Германии


Директива штаба ВВС требовала сосредоточиться «на подавлении морального духа гражданского населения противника, и особенно промышленных рабочих». Но в тот период удары по городам преследовали и другую цель — уверить Советский Союз в том, что «бомбардировочное наступление» является достойной заменой открытия второго фронта и, оправдывает долгие отсрочки вторжения союзников во Францию. «Налеты нашей бомбардировочной авиации, — писал маршал авиации Харрис, — приобретали большое политическое значение как способ уверить русских в том, что мы делаем все возможное, чтобы прийти к ним на помощь».

Как видим, в основе расчетов лежали общая площадь населенного пункта и численность его населения. Исполнителем стратегических бомбардировок английских ВВС являлось бомбардировочное командование. Получив директиву и перечень объектов, подлежащих бомбардировке в порядке, установленном степенью их важности, штаб начинал детальное планирование налета.

Бомбардировочная авиация США боевую работу в Западной Европе начала с августа 1942 года. Ответственным за выбор объектов являлся командующий 8-й воздушной армией. С января 1944 года эту задачу решал штаб стратегических ВВС армии США в Европе. Первое время американское командование в организации бомбардировок пользовалось опытом англичан.

Англо-американская стратегия бомбардировок Германии


Американское и британское командования по-разному подходили к выбору целей стратегических бомбардировок. Американцы в отличие от англичан уделяли больше внимания разрушению промышленных объектов и транспорта. Так, с лета 1943 года и до конца войны 8-я воздушная армия США на промышленные объекты и транспортные коммуникации израсходовала 384073 т бомб (56,5%), 15-я воздушная армия — 231 306 т бомб (75,2%), в то время как англичане — 251 172 т бомб (29,8%).

Американцам в большей мере были присущи поиск «ключевых» объектов и стремление разработать перспективный план стратегических бомбардировок. Еще 11 сентября 1941 года штаб авиационного корпуса армии США по заданию президента Рузвельта представил перспективный план развития американских ВВС в ходе войны, известный как план АВПД-1. Наряду с данными об увеличении численности авиации, в нем выражалась идея о необходимости развернуть стратегические бомбардировки Германии. При этом указывалась последовательность вывода из строя следующих объектов: электростанций, транспорта, предприятии жидкого топлива, а также важность подавления морального духа германского населения. Уточненный план АВПД-2, представленный штабом ВВС армии США в сентябре 1942 года, подвергся серьезной критике со стороны американского объединенного разведывательного комитета, особенно рекомендации авторов по объектам стратегических бомбардировок Германии.

9 декабря 1942 года по указанию командующего ВВС армии США был организован комитет экспертов по анализу воздушных бомбардировок (в него вошли офицеры отдела планирования штаба ВВС и гражданские советники). Он получил задачу подготовить доклад об ущербе, который могут причинить Германии воздушные бомбардировки, и времени, необходимом, чтобы ослабить Германию стратегическими бомбардировками и создать наиболее благоприятные условия для начала вторжения в Западную Европу союзнических войск. Указанный орган в декабре 1942 года выработал основы анализа целей и их отбора.

Принципы анализа целей сводились к следующему. Во-первых, надо было рассмотреть экономику Германии с точки зрения стратегических бомбардировок, расчленить ее, определить взаимозависимость отраслей. Во-вторых, требовалось уменьшить, насколько возможно, количество предприятий в перечне объектов, подлежащих бомбардировке, найдя необходимое основание для исключения одного объекта и включения другого. В-третьих, каждая отрасль промышленности должна быть детально рассмотрена с точки зрения возможности разрушения ее в любом масштабе. В-четвертых, каждая отрасль промышленности, как и ее объект, могла быть внесена в перечень очередности бомбардировок.


Англо-американская стратегия бомбардировок Германии


Выбор объектов определялся такими принципами: наиболее уязвимые места экономики противника; соотношение между возможностями и минимальными потребностями; расположение заводов и процент вырабатываемой продукции; физические характеристики сооружений; потребность фугасных и зажигательных бомб для их разрушения; влияние каждого завода на боеспособность войск; потребность сил и средств для достижения необходимых результатов.

Доклад специалистов по анализу воздушных бомбардировок был завершен весной 1943 года, утвержден советническим комитетом Арнольда и направлен в Великобританию для согласования с английскими экспертами и командованием 8-й воздушной армии. В нем рассмотрено около 500 объектов, разделенных на 19 групп.

На основании доклада и поступивших при его обсуждении предложений был окончательно составлен список 76 объектов, разделенных на 6 групп: верфи и базы субмарин, авиапромышленность, шарикоподшипниковые заводы, объекты жидкого топлива, объекты по производству синтетической резины и автошин, объекты военного транспорта. После определения принципиальной системы объектов началась разработка операционного плана реализации стратегических бомбардировок. Этим занималась комиссия, назначенная командующим 8-й воздушной армией генералом Икером. В ее состав вошли генералы и офицеры штаба этой армии и начальник управления бомбардировочной авиации английских ВВС Сидней Бафтон.

План начинался с изложения цели бомбардировок Германии — создать наиболее благоприятные условия для начала вторжения союзнических войск в Европу. Для этого предусматривался вывод 6 типов объектов, обеспечивающий снижение производства подводных лодок на 89%, самолетов-истребителей — на 43%, бомбардировщиков — на 65%, шарикоподшипников — на 76%, жидкого топлива — на 48%, синтетического каучука — на 50%, автопокрышек — почти на 100% и уничтожение семи автомобильных заводов. В плане на опыте боевых действий 8-й воздушной армии приводились расчетные данные для выделения необходимых сил бомбардировщиков на объект. Для разрушения цели, расположенной в круге радиусом порядка 300 м, предусматривалось выделить 100 тяжелых бомбардировщиков. Считалось, что 300 бомбардировщиков составят минимум сил, необходимых для преодоления противодействия истребительной авиации противника.

Англо-американская стратегия бомбардировок Германии


В зависимости от задач, глубины проникновения на территорию противника, характеристики объектов и возможностей бомбардировочной авиации операционный план делился на четыре фазы. В первой (апрель — июнь 1943 г.), главная задача заключалась в уничтожении верфей и баз германских подводных лодок при малом проникновении бомбардировщиков на территорию противника. Во второй (с июля по сентябрь 1943-го), планировалось ослабить германскую истребительную авиацию на Западе. Для этих целей выделялось около 75% бомбардировщиков и лишь 25% — для ударов по верфям и базам подводных лодок. Удаление объектов от английских баз достигало 640 км. В течение третьей (с октября по декабрь 1943 года) предусматривалось окончательное истощение сил немецкой авиации на Западе и подрыв ключевых промышленных отраслей Германии. В четвертой, заключительной фазе (январь-март 1944 г.) бомбардировочная авиация должна была проложить путь вторжения войск на континент".

Как видно из документа, первоочередными объектами ударов авиации намечались предприятия судостроительной и авиационной промышленности. Танковые же заводы почти не подвергались ее воздействию, хотя с весны 1943 года немцы основное внимание уделяли строительству танков, а производство кораблей сворачивали. Не случайно выпуск танков в Германии в 1944 году возрос в 4,4 раза по сравнению с 1942 годом. Не сказались существенно удары союзной авиации и на работе авиазаводов Германии. Производство авиационных машин в 1944 году увеличилось почти в 3 раза в сравнении с 1942 годом. В этот же период в Германии продолжало увеличиваться производство орудий и боеприпасов. Таким образом, стратегические бомбардировки не помешали сухопутным и воздушным силам вермахта, основная масса которых действовала на восточном фронте, наращивать мощь.

Операционный план совместно со списком объектов известен как план объединенного бомбардировочного наступления с Британских островов (ОБН) «Пойнтблэнк». 18 мая 1943 года он был одобрен и стал исходным документом для определения направлений действий стратегической авиации США и Англии.

Создание общего перспективного плана стратегических бомбардировок способствовало налаживанию взаимодействия авиации двух государств, облегчало планирование воздушных операций. Однако план ОБН имел серьезные недостатки. Основной из них заключался в нереальности цели, поставленной перед стратегической авиации, — подорвать способность фашистской Германии к сопротивлению. Стратегические ВВС не обладали такой разрушительной силой.

Из-за недооценки способности противника устранять повреждения, вызванные бомбардировками, разработчики плана в 1943 году не сознавали необходимости проводить через несколько недель на большинство объектов повторные налеты. В декабре 1943 года американо-английское командование признало целесообразным сократить количество объектов, чтобы повысить эффективность ударов. Тем не менее ни одной из шести систем объектов, намеченных к разрушению за 12 месяцев (с апреля 1943 года по март 1944-го), стратегическая авиация не причинила ущерба в предусмотренных масштабах. По всем важнейшим показателям германская промышленность наращивала производство.

Неудачен и выбор шести систем объектов. Как отмечается в американской литературе, они не были самым уязвимым местом немецкой военной экономики. Им противопоставлен отбор объектов в плане АВПД-1 (электростанции, транспорт, нефть, моральный дух германского населения). И в самом деле, как показал опыт стратегических бомбардировок Германии, наиболее результативными оказались действия по объектам железнодорожного транспорта и предприятиям жидкого топлива. Но в плане ОБН транспортная система даже не включалась в шесть систем объектов, избранных для стратегических бомбардировок, а объекты жидкого топлива значились на четвертом месте. Некоторые объекты стратегической важности ВВС союзников не подвергали ударам вообще, стремясь сохранить их для использования после войны.

Англо-американская стратегия бомбардировок Германии


Таким образом, в период войны США и Англия накопили значительный опыт планирования боевых действий стратегической авиации, выбора ключевых объектов военной экономики противника, определения очередности их бомбардировок, разработки общего плана стратегических бомбардировок и планов текущих воздушных операций.

Однако практика показала, что не все проблемы, связанные с планированием боевой работы стратегических ВВС, решались в годы второй мировой войны. Наиболее сложным оказался выбор ключевых объектов в экономике противника. В этом американо-английское командование так и не добилось успеха, чему в значительной мере мешало желание руководства США и Англии ослабить в ходе войны СССР. Из поля зрения планирующих органов всегда выпадали ключевые объекты, связанные с боеспособностью германских войск на советском фронте. Это вело к тому, что действия стратегических ВВС союзников расходились с усилиями нашей страны в борьбе с Германией.


Англо-американская стратегия бомбардировок Германии


Если руководство Советского Союза принимало все меры по усилению борьбы с основной ударной силой врага — бронетанковыми войсками. Для этого бойцы и командиры проходили специальную подготовку, совершенствовалось применение артиллерии, танков и авиации, разрабатывались новые образцы противотанковых пушек, танков, САУ и боеприпасов к ним, противотанковых средств авиации. Развивалась система противотанковой обороны. Самолеты-штурмовики оснащались противотанковыми бомбами, создавались специальные самолеты-истребители для борьбы с бронетехникой (ЯК-9т). В это же время американо-английское командование даже не рассматривало танковую промышленность Германии как возможную систему объектов ударов ВВС.

При составлении планов стратегических бомбардировок допускались серьезные ошибки в расчетах потребных сил и средств, которые в подавляющем большинстве производились на основе завышенных возможностей бомбардировочной авиации. Просчеты и ошибки в плане ОБН указывают на то, что перспективное планирование стратегических бомбардировок не было полностью освоено соответствующими органами. Не получила успешного развития проблема планирования совместных действий ВВС двух государств.

Ранее на Западе, а последнее время и в нашей стране, существует тенденция различным образом преувеличивать значимость массированных бомбардировок территории Германии стратегическими бомбардировщиками США и Великобритании. Однако эти массированные бомбовые удары, которые сыграли определенную роль в нарушении работы тыла и транспорта Германии, в разрушении немецких городов и уничтожение их мирного населения, не стали решающим фактором поражения третьего рейха. Немецкий историк генерал К. Типпельскирх указывает, что «устрашающие налеты авиации против мирного населения и с целью уничтожения германских городов не содействовали ни достижению, ни ускорению победы западных держав. Военного значения, даже в самом широком смысле слова, эти налеты не имели». Факт остается фактом. В течение долгих трех лет наша страна вела тяжелое единоборство с гигантской военной машиной фашистского блока на всем протяжении огромного советско-германском фронта. Именно Советская Армия разгромила главные силы фашистских войск и дошла до Берлина, поставив точку в существовании фашистской империи.

Англо-американская стратегия бомбардировок Германии

Банк России – спрут, который душит экономику России

Яков Миркин




Центральный банк может быть или целителем, или карателем для экономики. Слишком много или мало денег, дефицит кредитов, избыточно тяжелый по отношению к другим валютам рубль, искусственно взвинченный процент – да мало ли способов сделать экономику несчастной?

Чем же стал для нас Банк России? Это огромная организация, там живут и работают 59 тыс. человек. Только в центральном аппарате – больше 6 тыс. человек. Самый большой по численности центральный банк мира. В Федеральной резервной системе США (ФРС), центре финансовой власти мира – 17-18 тыс. чел. В Европейском центральном банке – меньше 3 тыс. чел.

Чем больше штат, тем больше жару поддает регулятивная машина. Иногда кажется, что она ведет административную войну с банками. В2013 г. Банк России издал 331 нормативный акт, в2015 г. – 635. Рост в 1,9 раз за два года. В банковском секторе действуют более 5000 актов Банка России. Давление норм, правил, отчетности, надзора – в 2-3 раза больше, чем за рубежом.

Тем легче банкам умирать. Их сеть сокращается со скоростью 10-15% в год, сеть небанковских финансовых институтов – со скоростью 15-20%. За три года кампании против банков «за чистоту рядов» их число в России стало меньше на 27%, в Москве – на 20%, в Петербурге – на 10%, а вот в провинциях – на 38%, больше чем на треть. Лес рубят, щепки летят? Умирают прежде всего региональные банки. И, значит, вырубается еще один кусок из местного кредита.

Мы уверены, что рост в России должен начинаться с регионов? Но он невозможен без кредита. Два с половиной года (с октября2013 г.) более чем в 30 областях, республиках, краях физически сокращаются кредиты в экономику. К июню2016 г. в Ленинградской и Калининградской областях, в Алтайском крае – на9 -12%, в Костромской области – на 15%, в Псковской и Кировской областях, в Калмыкии – на 19-21%, в Амурской, Сахалинской и Вологодской областях – на 26-29%, в Чувашии, Еврейской автономной области, Чукотском автономном округе – на 35%, в Пермском крае – на 40%. Это по номиналу. А если учесть инфляцию в 30%, набежавшую за это время, то сокращение будет гораздо глубже. Почти весь Северный Кавказ – в минусе кредитов. И как расти России из глубинки?

Часть регионов впору объявить зонами национального бедствия. Там нужны деньги, кредиты, инвестиции. Но финансовые власти старательно создают какую-то немыслимую концентрацию кредитов и денег в Москве, где они мечутся и всё хуже находят применение. В 2009 – 2010 гг. за пределами Москвы, Петербурга и Московской области было размещено 55% кредитов России. В октябре2013 г. – 50,5%. И, наконец в2016 г. наступает перелом – уже меньше половины, 49,6% кредитов отдано городам и весям России, остальные – в центре.

Скорость денежного «опустынивания» регионов поражает. В начале 2000-х гг. денежные средства банков Москвы и Московского региона на счетах в Банке России составляли 53-55% от «всего» по стране. Сегодня – больше 90%!

Есть ли у денежных властей региональная политика? А отраслевая? Думает ли кто-то о том, чтобы «пропихнуть» кредит в реальный сектор, подогреть его, дать ему расти? Кого-нибудь заботит, что в обрабатывающих производствах и добыче сырья – только четверть всего кредита по России (26%), а в торговле, аренде, операциях с недвижимостью и «прочих видах деятельности» – почти половина (48%)? Кредиты малым предпринимателям? С октября2013 г. они сократились на 13% (с учетом инфляции – еще больше). Как можно достигать роста и модернизации экономики с такой структурой кредита?

И как можно это делать с такой высокой ставкой процента? Банк России в ночь с 15 на 16 декабря2014 г. поднял ключевую ставку до 17%. Ответом был «черный вторник» – паника на финансовом рынке, обрушение рубля и бегство капитала. С этой точки весь диалог общества с Банком России стал неутихающими мольбами снизить процент, убивающий реальный сектор. В2015 г. проценты по кредитам экономике, по официальной статистике, достигли 20%, в2016 г. – 15-16%. Проценты по кредитам населению доходили в2015 г. почти до 30%, в2016 г. – до 25%. Тому, кто скажет, что реальный процент ниже, потому что высока инфляция, стоит предложить взять кредит под 15-20%, а потом попытаться отдать его. 7,5 млн. чел. могут быть отнесены к безнадежным заемщикам – это те, кто 3 месяца и больше не платил по долгам.

Российская экономика попала во «внешний капкан» – технологические санкции, циклически сильный доллар и связанные с ним низкие цены на сырье. Мелкая финансовая система не адекватна размерам экономики, низок уровень финансового развития. Даже в2013 г., когда доля России в мировом ВВП составляла 2,8%, ее доля в глобальных финансовых активах была ниже 1%. Сегодня она ниже еще в 1,5-2 раза. Было бы логичным этому «внешнему капкану» противопоставить свободу предпринимательства, финансовое развитие, подчинить каждый инструмент экономической политики росту, модернизации. Всё – для роста. Сильный ответ на кризис, на сильнейшие внешние вызовы.

Но мы на «внешний капкан» ответили прямо наоборот – «внутренним капканом». Избыточно высокий процент, хотя в кризис его снижают («жить нельзя»), тяжелейшие налоги (при них не растут), придавливание кредита и денежной массы, чтобы не убежали в валюту и из страны (сибирский холод), бесконечные разговоры о нехватке средств, о секвестрах, о повышении пенсионного возраста. Запретительная экономика. Политика сжатия вместо расширения экономики, урезания сокращающегося пирога ради стабильности, которой в этой логике никогда не достигнуть.

Великое финансовое замораживание 2014-16 гг. обязательно войдет в экономическую историю России. По монетизации (денежная масса/ВВП), по насыщенности кредитами (Кредиты/ВВП) мы занимаем 69-е место в мире (2014 г.). Вся эта денежная часть нашей жизни заледенела вместо того, чтобы расти, как это делают во всех экономиках, помогая им выбраться из кризиса.

Что делать? Все понимают, что Банк России – один в поле не воин, экономике нужно системное лечение. Все знают, что одна денежная, кредитная, процентная, валютная политики – не панацея. Но хотя бы заявить, что вечным сдавливанием финансового сектора ради борьбы с инфляцией не дашь экономический рост – разве Банк России это не может? Сесть вместе с правительством и попытаться договориться, как стимулировать рост и модернизацию через финансы – этого сделать нельзя? Подумать вместе о том, что если за 25 лет мы не справились с инфляцией и процентом, то нужно менять идеологию – это хотя бы можно сделать?

Или мы оставим всё на волю финансовой истории, которая сама задним числом увидит все провалы – будем тупо ждать нового системного кризиса, как в1998 г.?

источник


С. Глазьев: "Либо вы планируете, либо за вас планируют"

Страница Сергея Глазьева.

Экономическая политика

Чем отличается евразийская интеграция от европейской и чего не хватает для того, чтобы восстановить экономический рост в России на уровне 10% ВВП, — читайте в эксклюзивном интервью советника президента России Сергея Глазьева.

Сергей Глазьев дал интервью радиостанции «Эхо Москвы».





Сергей Глазьев - герой программы «Важная персона» на «Москве-24»




Сергей Глазьев назвал абсурдным «нулевой или отрицательный» рост российской экономики


http://www.glazev.ru/econom_polit/

Процесс социально-экономического развития крымского региона может стать динамичным только при условии создания мощного института развития и национализация наиболее ценных прибрежных земель. При этом основным источником долгосрочных инвестиций не только в экономику Крыма, но и всей России, может стать только целевая кредитная эмиссия ЦентроБанка. Об этом в интервью ТАСС рассказал советник президента РФ Сергей Глазьев.
Академик российской академии наук, экономист Сергей Глазьев дал интервью в программе «Реальная экономика».
Почему два года назад за доллар давали около 30 рублей, а сейчас дают около 80? Стандартный ответ на этот вопрос звучит так: мировой экономический кризис, международные санкции и, главное, падение цен на нефть. Экономический советник президента РФ, академик РАН Сергей Глазьев придерживается иного мнения.
В Московском автомобильно-дорожном государственном техническом университете (МАДИ) прошла видеоконференция представителей ведущих технических вузов, в которой принял участие советник президента России по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев. По окончании мероприятия экономист встретился с журналистами. «Лента.ру» записала его ответы на вопросы об актуальных проблемах.
Советник президента РФ считает, что сегодня кредиты должны быть дешёвыми, но целевыми, чтобы исключить перетекание денег на валютный рынок.

Продолжение на сайте Сергея Глазьева - http://www.glazev.ru/econom_polit/