April 24th, 2016

Социализм. Швеция переходит на 6-часовой рабочий день: мифы и реальность

Виталий Хлапковский
Виталий Хлапковский

С — Социализм. Швеция переходит на 6-часовой рабочий день: мифы и реальность
Foto: Shutterstock


Крупнейшие издания планеты поспешили рассказать о том, что шведские предприятия массово переходят на шестичасовой рабочий день. И, естественно, призвали свои правительства брать пример со Страны Победившего Социализма. Но действительно ли такая близкая к нам Швеция решила, что наемный рабочий может гнуть спину не более 30 часов в неделю? А если нет, то что лежит в основе слухов о подобном переходе?

"Шведские компании вводят это новшество для того, чтобы сотрудники могли проводить больше времени дома и наслаждаться жизнью", — пишет Sydney Morning Herald. "Швеция движется в сторону стандартного шестичасового рабочего дня", — утверждает Science Alert. "Швеция вводит шестичасовой рабочий день для того, чтобы повысить продуктивность и сделать людей счастливее", — то ли пугает, то ли радует читателей британская Independent.

В это легко поверить, если знать или хотя бы краем уха слышать о том, что в Швеции действительно одно из самых либеральных трудовых законодательств в Европе. Так, лишь 1% шведов работает более 50 часов в неделю (в Латвии точной статистики по 50+ часам нет, но в 2014 году 7,5% латвийцев официально работали более 41 часа в неделю). В Швеции не принято работать сверхурочно и практически невозможно сделать карьеру, постоянно оставаясь допоздна. Там щедрые "детские" пособия. Наконец, средний швед отдыхает в году 33 дня, что значительно больше среднеевропейских 25,2.

Однако шестичасового рабочего дня как нормы жизни пока нет даже в Швеции. Более того — его и не предвидится, утверждает местное издание The Local.

Ощущение несправедливости

С — Социализм. Швеция переходит на 6-часовой рабочий день: мифы и реальность
Foto: AP/Scanpix

Первые эксперименты с переводом сотрудников на 30-часовую рабочую неделю в Швеции начались еще в 1980-х годах, причем начала их японская Toyota, но только в R&D-центре. Идею подхватил ряд муниципалитетов, однако рано или поздно все они от нее отказывались, мотивируя высокой ценой (зарплата не сокращалась пропорционально уменьшению рабочего времени) и сложностью в администрировании. Как правило, в эксперименте участвовали лишь несколько десятков, иногда — сотен человек, и это приводило к зависти, усложнению рабочих процессов (трудно решать вопросы с людьми, которых уже нет на работе) и прочим конфликтам.

Однако в Швеции идея о шестичасовом рабочем дне постоянно витает в воздухе и многие местные фирмы, особенно небольшие, используют ее для рекламы, надеясь на то, что международная пресса напишет о "шведском чуде", а попутно расскажет и о них.

Самый свежий эксперимент на государственном уровне начался в феврале 2015 года, когда 80 сотрудников одного из домов престарелых в Гетеборге были переведены на 6-часовой рабочий день с сохранением их обычной зарплаты. За первый полный год были достигнуты впечатляющие результаты — например, количество больничных среди участвующих в эксперименте нянечек составил лишь 50% от среднего числа по городу. Кроме того, наблюдатели отмечали увеличение качества их работы. Да и в целом люди оказались счастливее.

Однако сейчас этот эксперимент остро критикуется городской оппозицией, представители которой требуют его прекращения. Мотивируют они это дороговизной эксперимента и тем, что он нечестен по отношению к коллегам счастливчиков: всего в Гетеборге 62 дома престарелых, а всего на муниципалитет работает около 53 тыс. работников. Почему к восьмидесяти из них особое отношение?

Похоже, что самым главным препятствием на пути внедрения шестичасового рабочего дня в Швеции является именно это ощущение несправедливости — если уж переходить на новую норму, то всем и сразу, иначе гармония в обществе будет разрушена. А кроме того, если шведские рабочие начнут производить меньше, получая столько же, бизнес поспешит переехать в соседние Норвегию, Данию и Финляндию — издержки-то на рабочую силу вырастут! Вот бы всей Скандинавии перейти на шестичасовой рабочий день! Но тогда бизнес может двинуться в другие страны Европы… Дилемма.

Деньги за красивые глазки

С — Социализм. Швеция переходит на 6-часовой рабочий день: мифы и реальность
Foto: Shutterstock

Тем временем остальной мир экспериментирует с другой идеей: безусловным основным доходом. Это когда все жители страны или города получают регулярный платеж на определенную сумму только за то, что они есть. Уровень дохода значения не имеет, работать тоже не обязательно.

Плюсы:


  • Решит проблему бедности;

  • Решит проблему технологической безработицы;

  • Уменьшит проблему экономического неравенства;

  • Снизит затраты на администрирование социальных программ, так как не требует проверки пригодности;

  • Позволит людям заниматься тем, чем они хотят, а не тем, что требует рынок.

Минусы:


  • Система требует очень больших расходов;

  • Уменьшает ценность труда, особенно низкооплачиваемых работ;

  • Может стать причиной притока мигрантов.

Пока дальше теории продвинулись не многие и проверяют ее либо на самых бедных, либо на самых богатых. Так, с января 2017 года благотворительная организация Eight начнет выплачивать по 8 евро в неделю жителям 50 семей в угандийской деревне Форт-Портал. Проект рассчитан на два года, по ходу дела будет сниматься документальный фильм, а наблюдать за экспериментом будут ученые. Многие допускают, что результаты эксперимента могут оказаться очень поразительными и совсем не такими, как полагают теоретики.

В то же время аналогичная идея уже обрела силу законопроекта в швейцарской Лозанне, в которой живет 130 тыс. человек. Правда, детали, например, сумма выплат, пока неизвестны. Зато известно, что проходит она с большим скрипом и почти наверняка принята все же не будет. Ибо дорого, да и последствия толком неизвестны.

Большая часть латвийцев наверняка поддерживает обе идеи — и 6-часовой рабочий день, и безусловный основной доход. При условии, что оба этих аттракциона неслыханной щедрости будут организованы не за их счет.

источник

P.S - Запад не стесняетс яиспользовать самое лучшее из СССР. А вот в России стесняются своего собственного опыта.

Считаю политику стирания в России опыта СССР вражеским действием.

Подвиг пяти черноморцев



Об этом беспримерном подвиге пяти черноморцев защитники Севастополя передавали из уст в уста.

Но никто не знал имён бойцов, которые в тяжелые для города дни своей грудью преградили фашистским танкам путь к Севастополю.
На днях нам пришлось встретиться с одним моряком, который и рассказал всю историю этого подвига.

Дело было в дни яростного наступления немцев на Севастополь. Фашисты ценою больших потерь заняли господствующую высоту. Отсюда враг простреливал прилегающие к нашим позициям дороги, окопы. Гитлеровцы спускались по скатам высоты и через трупы своих солдат рвались к городу.

Моряки под руководством старшего политрука Мельника огнём пулемётов и винтовок сдерживали натиск врага. Надо было не только остановить противника, но и во что бы то ни стало, любой ценой, выбить его с высоты, открывающей путь к Севастополю.

Зимним вечером комиссар собрал политсостав, проинформировал о сложившейся обстановке и поставил задачу — выбить врага, а к рассвету закрепиться на высоте. В два часа ночи двумя ротами моряки перешли в наступление.

Враг оказывал упорное сопротивление. Он обрушил на наступающих смельчаков ливень огня. Над головами непрерывно свистели пули, снаряды, мины. Казалось, непреодолимая стена огня стояла на пути моряков. Но ничто не могло остановить их наступательного порыва. Вперёд! Только вперёд! И краснофлотцы, ломая сопротивление, теснили врага. Раненые не уходили с поля боя. Стиснув зубы, они с ещё большей ненавистью громили фашистов. Многие погибли в этом бою смертью храбрых.

Приказ был выполнен. Высота взята. Моряки к утру окопались, заняли новую позицию.

Взбешённый неудачей, противник подтянул силы, вновь повёл наступление, желая любой ценой овладеть высотой. В наш тыл забрались автоматчики. Они беспорядочно строчили из автоматов со всех сторон, создавая видимость окружения. Немцы пустились на хитрость: впереди солдат погнали овец и, прикрываясь ими, повели наступление.

Комиссар быстро разгадал уловку врага. — Бить по овцам! — приказал комиссар. Затрещали наши пулемёты. Краснофлотцы Щербаков и Лавров меткими очередями уничтожили неудачно пустившегося на хитрость врага.

На следующий день немцы опять предприняли наступление, пустив вперёд семь танков. Прикрываясь бронёй, фашисты думали сломить сопротивление моряков, овладеть высотой. Комиссар решил во что бы то ни стало преградить путь танкам, а затем уничтожать пехоту. Пять моряков вызвались выполнить опасную, но почетную задачу.

Вся наша страна, армия, флот должны знать гордые имена бессмертных героев, приумноживших традиции русских моряков.
Вот они:
политрук Фильченков Николай Дмитриевич,
краснофлотцы Цибулько Василий Григорьевич,
Паршин Юрий Константинович,
Красносельский Иван Михайлович
и Одинцов Даниил Сидорович.


Комиссар пожал им руки и пожелал успеха.

Смельчаки обвязались гранатами, набрали, сколько смогли, бутылок с горючей жидкостью, патронов и простились с боевыми друзьями.
Пятеро героев незаметно пробрались вперёд и укрылись за невысокой насыпью.

Из-за поворота показались вражеские танки. Один, второй, третий… Семь чудовищ ползли по советской земле, прикрывая трясущихся от страха фашистских солдат.

Подпустив танки поближе, моряки приготовились к схватке. Политрук дал сигнал. Застрочил пулемёт. Краснофлотец Цибулько в упор стрелял по танкам. Пули, выпущенные им, летели в смотровые щели.

Один танк остановился. Меткой пулей Цибулько сразил водителя. Остановились и другие танки, вступив в перестрелку с пятеркой храбрых.

Неравный бой длился около двух часов. Моряки самоотверженно и беспощадно вели бой. Бронированный кулак фашистов не мог прорваться через рубеж, обороняемый пятеркой. Гранатами и бутылками с жидкостью моряки подбивали вражеские танки, зажигали их. Немецкой броне они противопоставили богатырскую смелость и мужество. На поле боя бездействовали, охваченные пламенем, ещё два фашистских танка. Остальные четыре бежали, не выдержав сопротивления горстки краснофлотцев.

Прошло, несколько часов. Вновь показались танки. Теперь их было пятнадцать. На каждого краснофлотца ползло по три бронированных чудовища. Предстоял невиданный поединок моряков с танками. Черноморцы отчетливо понимали грозящую опасность...

Никто не дрогнул, не колебался. Все знали, что недолго осталось жить, что придётся умереть. И моряки смело смотрели смерти в лицо. По зову Родины они пошли на подвиг во имя её счастья и свободы.

Танки двигались к нашим окопам. Они всё ближе и ближе.

Моряки ещё раз переглянулись, обняли друг друга, расцеловались. Вот уже совсем близко вражеские машины. Опять застрочил пулемёт. Вновь меткой очередью уничтожен водитель головного танка. Чудовище остановилось.

Краснофлотец Цибулько приподнялся, швырнул связку гранат под другой танк. Сильный взрыв оглушил моряков. Танк остановился.

Пулемётчик схватился за руку. Ранен. Рука окровавлена. Ничего! Не время сейчас заниматься собой. Превозмогая боль, моряк продолжал в упор вести огонь по машинам. Кончалась последняя лента, нет больше патронов. Выскочив из-за бугорка, раненый краснофлотец со связкой гранат бросился к танку. Связка угодила под гусеницу. Танк взорван.

Вражеской пулей тяжело ранен Василий Цибулько, силы оставили его, без сознания он упал на землю. Погиб геройской смертью Иван Красносельский. Он успел бутылками с жидкостью поджечь два вражеских танка. Пуля врага сразила героя. Навсегда перестало биться его горячее моряцкое сердце.

Осталось теперь трое черноморцев. Патроны все израсходованы. Пущены в ход все бутылки с жидкостью. Остались только гранаты. Но советские моряки не убегают с поля брани, не отступают и не сдаются в плен. Геройскую смерть они предпочитают бегству с поля боя. Молча переглянулись три отважных моряка. Молча политрук Фильченков поднял гранаты, подвязал их к поясу. Ни слова не сказал он своим боевым друзьям. Но они поняли. Так же, как и он, Паршин и Одинцов быстро обвязались связками гранат. Эта мысль в один и тот же миг родилась у бойцов, хотя они и не сговаривались между собой. Другого выхода не было.

Первым бросился под танк политрук Фильченков. Одинцов и Паршин увидели, как их боевой товарищ взорвал танк. Перед глазами мелькнуло раздавленное гусеницами тело моряка. Подвиг Фильченкова призывал их к тому же. Они не дрогнули, нет, они не изменили своего твердого решения. Молча пожали друг другу руки.

Юрий Паршин и Даниил Одинцов помчались навстречу ползущим танкам, бросились под них. Оглушающей силы взрыв раздался над степью. Танки взорваны, и под ними погибли ещё два бессмертных черноморских героя.

В этом бою моряки уничтожили до десятка танков, остальные повернули обратно. Ошалевшая от страха вражеская пехота разбежалась в разные стороны. Наше подразделение морской пехоты ринулось на фашистов, пулей, штыком громило охваченных паникой гитлеровцев. Наступление врага было сорвано. Моряки отбросили немцев далеко назад, истребив их в большом количестве.

Когда окончился бой, недалеко от взорванных вражеских танков моряки нашли тяжело раненного краснофлотца Цибулько. Боец истекал кровью. Напрягая последние силы, он рассказал подоспевшему комиссару и секретарю партбюро Шипаеву, как геройски погибли четыре его боевых товарища.

Моряки подняли краснофлотца Цибулько. На их руках умер герой — пятый участник бессмертного подвига. Пятерка героических богатырей-черноморцев принесла свою жизнь на алтарь Отечества. Моряки знали, во имя чего шли на смерть. Они выполнили свой воинский долг, они преградили путь врагу к любимому городу.

Запомним, товарищи, гордые имена бессмертных героев: Николая Фильченкова, Василия Цибулько, Юрия Паршина, Ивана Красносельского, Даниила Одинцова.
Они пали смертью храбрых, и об их легендарном подвиге никогда не забудут народы нашей Родины.
Имена пяти героев-черноморцев будут вечно жить в сердцах миллионов.
Пусть подвиг пяти черноморских богатырей, их славные имена, их светлые образы будут вечно стоять перед глазами наших воинов.
Их подвиг зовет нас на смертный бой с врагом, на окончательный разгром немецких захватчиков. М. КОГУТ.

«Маяк коммуны», 1942, 19 мая.

источник

Страны бывшего СССР: кто, кому и сколько должен.

Anna Garde

«Во всём виноваты проклятые коммунисты», — эта цитата больше 20 лет назад буквальна стала девизом отделившихся прибалтийских республик. Вот только слово «коммунисты» уже давно заменили на «русские», объясняя все нынешние проблемы рукой Москвы. В этом же ключе идут стабильно появляющиеся «счета за советскую оккупацию», которые страны Прибалтики из года в год выставляют России. На этот раз Латвия оценила ущерб от СССР в 185 млрд евро, и это без учёта демографических потерь и ущерба окружающей среды. А 21 апреля России решили предъявить ещё парочку «квитанций», увеличив сумму ущерба до 300 млрд евро.

Российский оккупант

Ещё в 2009 году официальный представитель МИД РФ Андрей Нестеренко заявил:

Утверждения об «оккупации» Латвии Советским Союзом и связанные с этим претензии любого свойства, в том числе материальные, игнорируют политические, исторические и правовые реалии и, как следствие, лишены оснований.

Осталось разобраться, какие реалии противоречат претензиям Прибалтики. Вот только если сделать это, то по счетам придётся платить далеко не России.

Прибалтика: до, во время и после СССР

Начать стоит, пожалуй, с экономического состояния прибалтийских республик до объединения с СССР. Так, например, в 1930 году уровень занятости в промышленности Эстонии составлял 17,5%, в Латвии – 13,5%, а в Литве – 6%. В 1938 году промышленность Латвии составляла всего 56% от уровня 1913 года. Всё это привело к большим миграционным потокам из страны, которые отдельные аналитики даже называют «исходом». Только с 1919 по 1940 год небольшую Литву покинуло свыше 100 тысяч человек.

После вхождения стран в состав Советского Союза ситуация серьёзно изменилась. Эстонская ССР оказалась на первых местах среди республик по объёму инвестиций в основной капитал на душу населения.

В ней активно развивались такие высокотехнологичные отрасли, как химическая, электро- и радиотехническая промышленность, приборостроение, судоремонт. В схожей ситуации оказалась и Латвийская республика, которую вхождение в состав СССР сделало одним из наиболее промышленно развитым районом — она заняла ведущее место по производству национального дохода на душу населения в Союзе. Более чем странные последствия «оккупации».

Инвестиции в промышленность Латвии — «главной жертвы советской оккупации» — в первые 5 лет в составе СССР обеспечили прирост промышленного производства на уровне 45% в год. За 20 лет на её территории были построено более 20 заводов, среди которых «Гидрометприбор», завод микроавтобусов РАФ, рижский завод «Компрессор», «Автоэлектроприбор», Резекненский и Даугавпилсский заводы электроинструментов, заводы сельскохозяйственного машиностроения «Ригасельмаш», «Елгавсельмаш», «Лиепайсельмаш», Объединение электронной техники «Альфа» и другие. Кроме того, для обеспечения столь резкого скачка в промышленности были построены две ТЭЦ в Риге, Плявиньская и Рижская гидроэлектростанции. В 60-х в Латвии появились предприятия, которые до сих пор являются опорой экономики страны – Вентспилсская нефтебаза и нефтепровод Полоцк-Вентспилс.

После обретения независимости крупнейшая фабрика электротехники (ВЭФ), которая составляла центральное звено экономики Латвийской ССР, развалилась в буквальном смысле по кускам. Громоздкое предприятие сначала разделили на несколько частей, чтобы они самостоятельно выживали и развивались. Это его не спасло, поскольку кардинально изменились условия, были разрушены производственные и логистические цепочки, завязанные на СССР.

Если до распада СССР самая весомая часть завода, производившая коммутационную технику, обеспечивала рабочими местами 14 000 человек, то в начале 90-х на работе осталось 400 человек.

Цивилизованно уволить всех «невписавшихся в рынок» получилось только в середине 90-х, после получения денег от Агентства приватизации, поскольку до этого предприятие не могло выплатить задолженности по зарплате. Всё закончилось полной его ликвидацией, а на месте завода теперь красуется один из крупнейших торговых центров в Риге.

«Тяжкое» советское наследие других республик

Не только Прибалтика столкнулась с такими проблемами после обретения «незалэжности». Не менее печальным примером является авиационный завод ГАО «ТАПОиЧ» в Ташкенте, столице Узбекской ССР. Предприятие было создано на базе российского авиационного завода, который был эвакуирован из Москвы в 1941 году. Вдумайтесь — узбеки, сегодняшние гастарбайтеры, участвовали в высокотехнологичном производстве, выпускали такие самолеты, как Ил-76, Ан-12, «Антей».

После обретения Узбекистаном независимости завод сначала был перепрофилирован на производство различных комплектующих деталей, строительных конструкций, автокомплектующих и пр., а в 2015 году стало известно, что завод будет производить дверные замки.

Также в Армении в 2002 году был признан банкротом некогда известный на весь Советский Союз Ереванский автомобильный завод (ЕрАЗ), выпускавший развозные автофургоны. После приватизации в 1995 году происходил постепенный спад производства. В 2000 году на мощностях завода планировали выпускать ВАЗ, однако проект осуществлён не был, после чего уже через 2 года завод был закрыт.

Схожая судьба и у другого автозавода, который располагался на территории Грузии. Речь идёт о Кутаисском автомобильном заводе, который во времена СССР покрывал большую потребность в седельных тягачах модели «Колхида» (КАЗ). В 1991 году по сути история завода заканчивается, поскольку выпуск машин упал фактически до нуля. Были идеи о создании семейства грузовиков на основе КАЗ-4540, но дальше размышлений и планов этот вопрос не продвинулся. Неизвестно, как предприятие сохранило свою территорию и промышленные корпуса с оборудованием, однако в 2002 году была попытка реанимации производства: на заводе презентовали проект по сборке индийских внедорожников Mahindra. Стоимость контракта составила 26 млн долларов, однако сейчас о проекте ничего не известно. Как и о судьбе самого завода.

Пожалуй, самое большие количество примеров фактической остановки крупнейших предприятий, построенных во времена СССР, можно найти на Украине. Буквально год назад СМИ сообщили о серьёзных проблемах крупнейшего украинского предприятия по производству ракетно-космической техники «Южмаш» в Днепропетровске. В октябре 2015 года работников предприятия перевели на однодневный режим работы, чтобы «не разбежались». С мая 2015 года люди не получали зарплату, а общая задолженность завода перед рабочими на тот момент составляла около 80 млн гривен. На данный момент он фактически погиб.

Проблемы некоторых заводов были связаны с тем, что после распада СССР фактически прервались цепочки поставок между предприятиями разных республик. Показательным случаем здесь является завод по производству копнителей в Бишкеке, чья продукция поставлялась во все регионы Советского Союза. До распада завод получал компрессоры, которые производились только на двух предприятиях — в Эстонии и в России. Эстонский завод после отделения прекратил поставки, а российский не смог полностью компенсировать потери, что привело к банкротству предприятия.

В целом, большинство стран-выходцев из СССР получили основы своей современной экономики именно до 1990-х. Стоит только посмотреть на список всех предприятий, которые были построены на их территориях за годы советской власти.

В Азербайджане, к примеру, были построены крупнейшие нефтеперегонные, машиностроительные и хлопкоочистительные заводы, в результате чего только с 1913 по 1937 объёмы промышленной продукции выросли в 5,7 раз. В Киргизии за этот же период объёмы выросли в 95 раз, а в Таджикистане — в рекордные 195 раз. Серьёзный экономический импульс в советские времена получила и Грузия, где были построены машиностроительные, ферросплавильные, цементные, нефтяные, текстильные заводы, где развивалась пищевая промышленность и началась добыча золота и молебдена. Впрочем, этот список можно продолжать бесконечно.

Как Москва «угнетала» народы СССР

Непростая история и с общесоюзным бюджетом. Точных данных об отчислениях республик в бюджет найти невозможно, но общеизвестные обрывочные факты позволяют построить целостную картину происходящего. Так, львиная доля бюджета СССР обеспечивалась налогом с оборота. В конце 50-х многие республики добились сохранения этого налога в рамках своих союзных бюджетов. Дотационные Таджикистан, Узбекистан и Армения сохраняли 100% сборов.

А республики Прибалтики имели особый статус: получая средства из союзного бюджета, они получили возможность также сохранять большую часть налога у себя. Кроме того, экономику республик поднимали за счёт политики закупочных цен, по которым центр осуществлял закупки продукции республик по завышенным ценам, в разы превосходящим себестоимость.

75% бюджета состояло из отчислений РСФСР, а 25%Украина, Белоруссия и Казахстан. При этом законодательство определяло следующий порядок по расходным статьям бюджета: на плечи республик ложилось лишь 6,2%, а 78,5% финансирования шло из центра.

Окончательно проясняет картину соотношение данных по производству и потреблению в республиках, даже при всей условности перевода советских рублей в доллары.

Окончательно проясняет картину соотношение данных по производству и потреблению в республиках, даже при всей условности перевода советских рублей в доллары

Окончательно проясняет картину соотношение данных по производству и потреблению в республиках, даже при всей условности перевода советских рублей в доллары

Если с 1985 по 1990 год положительное соотношение этих показателей наблюдалось только у РСФСР, Белоруссии, Казахстана и Азербайджана, то на момент распада СССР оно сохранилось только у первых двух. Что касается Прибалтики, то картина здесь не в их пользу. В среднем потребление Литвы в эти годы на 10 тысяч долларов превышало производство. До 1989 года подобные показатели демонстрировала и Эстония, однако в 1990 показатель взлетел до 20 тысячи долларов. Самая скромной страной прибалтийского региона в данном случае является Латвия, потребление которой превышало производство на 2-3 тысячи долларов до 1989, а в 1990 соотношение также достигло 10 тысяч.

Напоследок стоит остановиться на показателях уровня жизни населения в разных республиках, где по большинству измерений в лидерах вновь оказывается Прибалтика. Данные предоставлены за те же 1989-1990 годы. Идеально описывают ситуацию на «оккупированных территориях» следующие показатели: уровень заработной платы, обеспеченность населения жильём и владение личным автотранспортом.

Самые большие зарплаты были в Эстонии — 341 рубль. Второго места удостоилась РСФСР с 297 рублями, далее следуют Латвия и Литва – 291 и 283 рубля соответственно. Зарплаты Эстонии, к слову, на 40% превышали азербайджанские (последнее место в рейтинге). Неплохо для республик, в которых производство на 10 тысяч долларов отстаёт от потребления. Пятёрка наиболее обеспеченных жильём республик выглядит следующим образом: Грузия, Эстония, Латвия, Молдавия и Литва. Все они получали налоговые льготы и средства из общесоюзного бюджета.

Обеспеченность жильём РСФСР оказалась меньше, чем Эстонии практически на 25%. В тройке лидеров по владению личным автотранспортом снова оказываются все три прибалтийские республики: их показатели в 2,5 раза превышают средний по СССР. РСФСР в этом списке на 7 месте.

Цифры цифрами, но немаловажны и личные воспоминания о Союзе простых граждан, не ослепленных антироссийской риторикой. нынешних «незалэжных» властей. Большинство высказываний о жизни в той же Литве времён Советского Союза сосредотачивается скорее на позитивных аспектах. Вот, например, комментирует один из латышских блоггеров (seva_riga) очередные разговоры о тяготах «советской оккупации»: «Можно ещё вспомнить, что в Латвии был локатор в Скрунде, за которую Россия согласна была платить сотни миллионов долларов, и которую эти дикари просто взорвали. Был рыболовный флот, который вёл лов по всему миру. Папа на своей плавбазе и на Кубу ходил, и до мыса Горн… Была труба, которая фуговала нефть и дизтопливо в Вентспилс, который мог принимать танкера по 100 000 тонн. Село было завалено заказами на мясо и овощи — мощностей не хватало… Ну а теперь единственная гордость — уже больше миллиона (половина населения) пашет за границей. Из оставшегося дома миллиона — больше половины — пенсионеры. А в остальном — всё правильно».

О потоке иммиграции из «преуспевающих» Прибалтийских стран свидетельствует и официальная статистика.

Со времён распада СССР население Эстонии сократилось более, чем на 250 тысяч человек, Латвии – около 700 тысяч, а из Литвы уехало более 790 тысяч человек.

За время столь желанной независимости доля промышленности в этих странах снизилась по разным оценкам на 23-26%, а ВВП с 1995 по 2008 год сократился на 14-20% ( в зависимости от страны). И эти данные без учёта постсоветских трансформаций, в результате которых экономический спад в той же Латвии оценивается в 52%.

Подводя итог, если посчитать все «вливания» Советского Союза в экономику, в частности, в промышленность, прибалтийских республик, им придётся сменить своё амплуа с роли коллектора на роль должника. И вряд ли эта новая роль придётся им по душе. Однако Россия этого не делает и не будет делать. По одной простой причине — нам чужды примитивные отношения к своей истории. К тому же в Москве надеются, что после 25 лет разрухи в экономиках и головах «незалэжных» республик наступит отрезвление и появится понимание, какую на самом деле пользу принес им «русский оккупант».

источник