energa (energa) wrote,
energa
energa

Category:

Профсоюз. Конкретно о практике современной рабочей борьбы. Часть 2.

Вестник Бури & Фонд Рабочей Академии. Критика.

Автор: Дмитрий Кожнев

НАЧАЛО ТУТ




МИФОТВОРЧЕСТВО. НЕЗНАНИЕ, НЕКОМПЕТЕНТНОСТЬ ИЛИ СОЗНАТЕЛЬНАЯ ЛОЖЬ?

Официальная мифология РПР строится на упоминании успешного опыта борьбы, имеющегося только у докеров и авиадиспетчеров. При этом подчеркивается выдающаяся роль в этом самого М.В. Попова. Естественно, как залог успешности забастовки выставляется точное «соблюдение всех формальных процедур». На ресурсах Московской организации РПР, к примеру, прямо утверждается: «…Чтобы забастовка была победоносной, нужно много готовиться: продумать требования, составить коллективный договор, выполнить все формальные процедуры, чтобы ни один суд не смог встать на сторону «работодателя», и, конечно, нужно учесть опыт успешной забастовочной борьбы, который в РФ после 1991 года имеется только у докеров и авиадиспетчеров». Последователи РПР на просторах интернета, с «пеной у рта» готовы клеймить всех несогласных с такой концепцией, обвиняя в «провокаторстве», «майдане» и прочих смертных грехах.
Но что же мы имеем в действительности? Российский профсоюз докеров (РПД) последний раз успешно бастовал в порту Санкт-Петербурга в 2005 году. Именно этот опыт любит обсуждать и разбирать сам М.В.Попов. На эти события постоянно ссылаются сторонники РПР. Безусловно, эти события и этот опыт важны и интересны. Но надо учитывать, что происходило это в тот момент, когда российский капитал только формировал и отлаживал свои механизмы властвования над работниками, система еще не достигла пика своей силы, и еще не сформировалась актуальная ныне практика.

Дальнейшие события мифология РПР почему-то умалчивает. А дальше был год 2007, принесший два тяжелых поражения забастовок докеров в портах Санкт-Петербурга и Туапсе. Что самое интересное, причиной этих поражений стало как раз то, что в обоих случаях пытались провести забастовку с соблюдением «всех процедур», но суд в обоих случаях выносил постановления, «принуждающие» докеров к работе, а «запасного плана», как бастовать, у докеров не оказалось. Столь рекламируемая РПР стратегия «соблюдения процедур» с треском провалилась на практике, причем в самом профсоюзе докеров еще в 2007 году. С тех пор Российский профсоюз докеров ни разу не проводил полноценных забастовок, а использовал только метод «итальянок» или «работы по правилам». В дальнейшем судьба этого профсоюза оказалась незавидной, приведя его в конце 2017 года в состав самой «желтой», самой марионеточной «профсоюзной» структуры России, именуемой «СОЦПРОФ», возглавляемой одиозным персонажем, бывшим полицейским чином и депутатом Единой России Сергеем Вострецовым, прославившимся своей активной поддержкой повышения пенсионного возраста.

Федеральный профсоюз авиационных диспетчеров добился в девяностые годы своей забастовочной борьбой очень мощных результатов. Но в условиях все укрепляющегося капитализма ФПАД также не смог найти эффективных ответов на вызовы нового времени. В 1999 году Государственная Дума России приняла поправку в Кодекс законов о труде (КЗОТ), запретившую диспетчерам бастовать. ФПАД пытался оспорить это в суде, но проиграл. С этого момента возможность проведения «законной» забастовки для ФПАД также была исключена. По сей день проблема поиска технологии «обхода» закона и проведения эффективных забастовок для ФПАД пока не решена, что в перспективе ставит под угрозу все былые завоевания.

В 2007 году, в то самое время, как проиграли «законные» забастовки докеров, как раз начала восходить звезда профсоюза МПРА. Профсоюз на заводе «Форд» во Всеволожске разработал успешную технологию «обхода закона» по легендарному методу «веер Лесика», что дало возможность многократно победно бастовать, добиваясь успеха за успехом. Эта же технология была адаптирована и использована далее на заводе «Бентелер» в Калуге (2012), «Антолин» в Санкт Петербурге (2013), «ПДК» в Москве (2015). Несмотря на то, что часть забастовок потерпела поражение, причины поражения никак не были связаны с примененной технологией. И опыт каждой из этих забастовок по-своему интересен и ценен. Помимо МПРА в 2012 году успешно бастовал профсоюз «Новопроф» на Омской фабрике мороженого «Юнилевер». Это забастовка особенно интересна тем, что бастовали и победили «заемные» работники, которых в результате перевели в штат. Забавно то, что практически все перечисленные забастовки были организованы профсоюзами в России на предприятиях иностранных транснациональных компаний, где, если верить ранее упомянутой лекции РПР Сергея Горбушкина, «профсоюзов вообще нет».

Это список забастовок, организованных профсоюзами, входящими в Конфедерацию Труда России (КТР), о которых мне известно или к которым я лично имел отношение. Уверен, что в реальности в тот период забастовок могло быть еще больше. 2018 год был ознаменован интересным опытом стихийной забастовки на золотых рудниках Виктора Вексельберга на Камчатке. Интересные события происходили и у наших товарищей в ближнем зарубежье.

Но почему обо всем этом молчат материалы РПР? Почему в лекциях уважаемого профессора даже не упоминается КТР – самое «бастующее» в последние годы профобъединение, куда помимо МПРА или «Новопроф», входит, между прочим, и ФПАД? А ведь самому М.В. Попову прекрасно известно и про технологию забастовок на “Форде” и даже про “веер Лесика”. Слова М.В. Попова с описанием этот метода еще в 2008 г. приводятся в газете “Трудовая Россия” №287 в статье “В борьбе победит организованность и разум”.  Но почему же об этом ни слова в видео лекциях и обучающих материалах?

Вместо отработанной и многократно опробованной технологии проведения успешных забастовок по “вееру Лесика”, М.В.Попов в качестве “альтернативы” “соблюдения всех процедур”  на 35 минуте своей лекции от 7 февраля 2019 г. предлагает просто “взять и остановить работу” и “бастовать” до решения суда, что якобы полностью безопасно. Данная “рекомендация” является  вредной, опасной и вредительской! Великий знаток законов, М.В. Попов, почему-то умалчивает, что остановка работы считается забастовкой, пусть даже и незаконной, только при наличии комплекса признаков, а именно:  выдвижение коллективного требования, наличие коллективного трудового спора, коллективное принятие решения о забастовке, избранном забастовочном комитете. В противном случае остановка работы  признается не “забастовкой”, а “нарушением трудовой дисциплины” и “неисполнением трудовых обязанностей без уважительной причины”, что дает работодателю все законные основания наказывать работников. И подобные прецеденты уже были.

Если кто-то в современных условиях берется читать лекции и учить, как проводить забастовки, возможно, ему не обязательно лично иметь опыт их организации, но как минимум провести изучение, анализ и обобщение опыта всех самых важных и актуальных забастовок и об этом рассказать – обязанность любого добросовестного человека, тем более ученого. На практике такое вот тиражируемой «недознание» оборачивается повторением прошлых ошибок и разгромом.
Что это? Недобросовестность? Некомпетентность? Сознательное введение в заблуждение? Остается только гадать.




А ЕСТЬ ЛИ ОПЫТ СОЗДАНИЯ ПРОФСОЮЗА У ТЕХ, КТО ТАК УПОРНО “УЧИТ” ЭТО ДЕЛАТЬ?

РПР, М.В.Попов и “Красный университет” активно пытаются продвигать свое “наставничество” и свои “обучающие материалы” в вопросе создания профсоюзов. Однако про случаи и опыт создания РПР профсоюзных организаций в современных условиях российского капитализма совершенно ничего не известно. Даже если верить “официальной мифологии” РПР про вляние М.В. Попова и РПР на деятельность профсоюза докеров и авиадиспетчеров, оба этих профсоюза уже сформировались как сильная и массовая организация еще во времена позднего СССР.
ФЕТИШИЗАЦИЯ «КОЛЛЕКТИВНОГО ДОГОВОРА»

Идеалистическая методология и фетишизация «закона» проявляется и в зацикливании РПР  на фетише заключении «коллективного договора». Коллективный договор – это разновидность «закона» в рамках предприятия, заключаемый между работниками и работодателями. РПР провозглашает написание проекта коллективного договора, главнейшей деятельностью профсоюза, которой надо начинать заниматься с момента его создания. Обсуждению «правильных» пунктов в колдоговор были посвящены заседания Российского Комитета Рабочих (активным участником которых являются деятели РПР) на протяжении десятилетий.

Безусловно, колдоговор и борьба за него, как проявление борьбы за часть власти и влияние на предприятии – одно из важнейших направлений работы профсоюза. Но не коллективный договор сам по себе и его пункты в действительности определяют положение работников на предприятии. Как и любой другой закон, это всего лишь бесполезная бумажка, не имеющая значения без силы, способной заставить ее принять и соблюдать.

Без построения мощной регулярной организации самих работников, способной в жесткой и опасной борьбе вырвать у работодателя хоть какие-то уступки, все обсуждения «самых правильных» проектов, превращаются в бесполезную маниловщину. Но как раз системный научный подход к построению организации работников, именуемый в профсоюзной среде искусством «органайзинга», со стороны последователей РПР принято отвергать и всячески «клеймить».

Дискуссионным вопросом является и то, стоит ли с самого создания профсоюза призывать людей сразу на борьбу за столь крупную и сложную цель, как подписание прогрессивного коллективного договора. Конечно, мощный коллективный договор в пользу трудящихся – это важная цель и ориентир для борьбы, перспектива и направление движения. Но если заявленные начальные цели в глазах людей выглядят на данном этапе явно непосильными, то это скорее может демотивировать и посеять недоверие к профсоюзным активистам. Это все равно, что новичку, только желающему приобщиться к спорту и пришедшему первый раз в спортзал, сразу выкатывать для тренировки штангу в 200 кг. Скорее всего, он просто больше не придет.

Сила и опыт организации людей складываются постепенно через череду действий по решению локальных проблем. Каждое коллективное действие является школой, в которой люди получают бесценный практический опыт и навыки. А каждый успех прибавляет уверенности в своих возможностях.

Если же рассматривать борьбу за прогрессивный коллективный договор как что-то глобальное, как «путеводную звезду» для стремлений и развития работников, то и в таком контексте это слишком мелко и примитивно, в сравнении с целью изменения всего этого общества в интересах трудящихся.




ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ ОДНИХ КАТЕГОРИЙ ТРУДЯЩИХСЯ ДРУГИМ, ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕ К ОРГАНИЗАЦИИ И КОЛЛЕКТИВНЫМ ДЕЙСТВИЯМ РАБОТНИКОВ НЕПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СФЕРЫ


Максимальное объединение, солидарность и товарищество трудящихся в борьбе с капиталом – это важнейшее условие победы. По моему глубокому убеждению, необходимо постоянно вести работу по разъяснению общности интересов и целей разных категорий наемных работников, добывающих собственным трудом средства к жизни. Важно подчеркивать, что достигнуть этих общих целей возможно только сообща. Вместо этого РПР систематически поддерживает обсуждения, в которых пытаются искусственно вычленять из единого производственного процесса «конечных производителей» материального продукта, которых наделяют особыми «прогрессивными» свойствами.

В отношении прочих формируются предубеждения, предрассудки, а порой и враждебность, они, даже самые несчастные работники сферы торговли и услуг, представляются чуть не “соучастниками” буржуазии в деле присвоения прибавочной стоимости. Особенно достается работникам IT сферы, трудовая деятельность которых в качестве классических наемных работников по разработке вполне материального программного продукта или поддержанию функционирования вычислительной инфраструктуры представляется М.В. Поповым как «присвоение части созданной рабочим классом прибавочной стоимости» и «прихлебательство буржуазии». При этом утверждается, что работники IT не могут быть «прогрессивными деятелями», поскольку «работают по найму у буржуазии». Но разве самые что ни есть «традиционные» заводские рабочие не работают по «найму у буржуазии»? Разве «работа по найму» не является отличительным признаком пролетариата в целом?

В чем же тогда принципиальные противоречия между интересами рабочего за станком и рабочего за компьютером?

На деле эти обсуждения вносят раскол и недоверие между различными категориями трудящихся, что подтверждает реальная реакция людей на подобные материалы. Правда, М.В. Попов, в другом своем видео публично осуждает противопоставление по профессиям, а провозглашение одних профессий «важнее» других, справедливо и жестко называет «социальным хамством». Однако острие его критики направлено лишь в направлении полюса «непроизводственных работников», что не мешает ему самому применять это самое “социальное хамство” в отношении тех же самых работников IT.

Предвзятое отношение к «не заводским» работникам проявляется, когда обсуждаются вопросы практики. В своей лекции от 7 февраля 2019 года  М.В. Попов на вопрос о возможности забастовки парикмахеров с пренебрежением отказал в возможности организации и забастовочной борьбы за свои права не только для парикмахеров, медработников и учителей, но и работников всех «непроизводственных» сфер. Удивительно, что в качестве аргумента, почему парикмахеры не могут бороться за свои права, М.В. Попов утверждает: «их просто уволят». Как будто это же утверждение нельзя отнести к любой другой рабочей специальности. Но разве это мешает людям объединяться, действовать солидарно и бастовать? Дремучесть уважаемого профессора в этом вопросе поражает! Неужели он не знает, что, к примеру, в январе 2019 успешно бастовали 30 тысяч организованных профсоюзом учителей в Лос-Анджелесе? Или о забастовке сотен тысяч медиков в октябре 2014 года в Британии? Неужели он не в курсе, что забастовки, проводимые банковскими работниками или работниками общественного транспорта, способны полностью парализовать жизнь любой современной страны и являются грозным орудием давления на боссов? А забастовка работников коммунальных служб повергнуть общество в состояние настоящего апокалипсиса? На практике первые организации парикмахеров организовались в России еще в 1905 году и активно участвовали в борьбе. Во всем мире огромное количество примеров успешной борьбы организованных профсоюзом, парикмахеров. Легендарный профсоюз «Индустриальные рабочие мира» (I.W.W.) в том числе организовывал борьбу этой категории трудящихся.

Так зачем тогда все эти не имеющие связи с реальностью сказки, призывающие миллионы угнетаемых работников опустить руки и отказаться от борьбы? Кому выгоден раскол единства трудящихся, предрассудки и взаимное недоверие эксплуатируемых наемных работников разных профессий?


СЛОВО И ДЕЛО

Уже предвижу шквал обвинений со стороны адептов РПР во всех возможных “преступлениях”, “работе на врагов”, “ревизионизме” и так далее, за сам факт критики “уважаемых людей”.

Марксизм как методология не признает силу авторитетов, а признает убедительность аргументов, их силу и неопровержимость фактов.

Данная статья посвящена конкретной практике рабочей борьбы. Но самая правильная марксистская методология превращаются в профанацию и имитацию, если ее последовательно не применять на практике, если в жизни действовать вразрез с ней. Очень хотелось бы надеяться что деятели РПР искренне заблуждаются в данных вопросах, а не делают сознательную попытку увода движения в холостое русло. Лично я готов к максимально публичному и всестороннему обсуждению обозначенных в статье проблемных вопросов и призываю к открытой дискуссии всех действительно заинтересованных людей. В первую очередь это относится к представителям РПР и лично М.В. Попову.


---
источник
---


Tags: Россия, борьба, забастовка, капитализм, марксизм, опыт, профсоюз, рабочий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments