energa (energa) wrote,
energa
energa

Categories:

"Я устроился работать на этот завод в марте 2017 года" 2 часть.

Первая часть тут.

Реакция капиталистов на публикацию дневника рабочего (2)




ЧАСТЬ 2. Стихийность, начальная организованность рабочих ЖБЗ.

Самая болезненное обстоятельство для рабочих на заводе — это низкая зарплата, которая не индексировалась ещё со времен царя Гороха, а также постоянная ее задержка. Задержки дошли до такой степени, что даже буржуазная прокуратура вынуждена была приструнить обнаглевшего капиталиста (см. здесь) С первого месяца моей работы ежемесячно задержки зарплаты составляли до 5—7 дней. А когда начиналась выплата зарплат, то она происходила частями в течение 2-3 дней. Ох, как это раздражало рабочих. Наша тяжелая жизнь ещё более усложнялась из-за этих задержек. Так, к сентябрю у нас накипело, и тут листовки появились. Я не знаю, кто их писал, как и кто их распространял, но написаны они были грамотно. Рабочий комитет призывал к забастовке в том случае, если не будет выплачена вовремя зарплата.

Главное, что эти листовки появились в самый подходящий момент. Завод получил огромный заказ от «Роснефти» на производство утяжелителей для прокладки нефте-газопровода, первую партию которого предприятие должно отправить в конце 2017 года. А технологическая линия производства утяжелителей ещё не готова. Это положение является крайне уязвимым для капиталистов: любая активная борьба может задержать поставку товара, а это колоссальные убытки для хозяев завода. В один месяц при условии организованных действий рабочие могут добиться повышения зарплаты в разы, улучшения условий труда и т.д.
Утяжелители для «Роснефти»

Руководство испугалось этих событий — не дураки же они, отлично понимали всю сложность момента. Зарплата была выплачена как положено, день в день — требование рабочих было формально выполнено, забастовка не состоялась. Но весь завод лишили премии, оставив голый оклад. Только формовщики получили 20% премии (можно считать не получили). Через несколько дней появилась ещё одна листовка. Она разъясняла причину выплаты зарплаты точно в срок, приводились убедительные доводы:

1) Впервые за 10 месяцев зарплату выдали в срок, как положено по договору, хотя за день до выплаты начальство уверенно говорило: денег не будет. Руководство завода не стало рисковать даже часом простоя;

2) Начальники неутомимо вели поиски рабочего комитета. Листовка призывала готовиться к борьбе за невыплаченную премию и повышение зарплаты. Также коротко и ясно разъясняла, что премия фиктивная, искусственная и является ни чем иным, как орудием грабежа и угнетения. Урезание премии за сентябрь тому яркое доказательство. [ Читайте роман М.Горького "Мать" - те же проблемы. ]

После появления первых листовок начальник РМЦ г-н Тараканов вызывал к себе рабочего, которого пытался обвинить в распространении листово только по той причине, что он переодевается позже всех. Это абсурд. Даже один мастер, который был замечен за чтением, был обвинён в распространении листовок. Мы долго над этим смеялись. Зашастал начальник службы безопасности, даже кого-то приводил к себе на допрос. Мужики с гаража рассказывали, что начальник гаража Сабитов Тимур интересовался: кто их написал, кто распространял, как они оказались в гараже. C другой стороны,  что такого было в этих листовках? Что в них, призывали брать оружие и свергать власть? Нет, в них комитет говорил то, что думаем мы, рабочие, он требовал то, что положено нам, не более того. И всё в соответствии с законами РФ.

Я видел, как рабочие были воодушевлены призывом к забастовке. Я слушал и сам участвовал в дискуссиях среди рабочих по поводу стачки, её необходимости, о праве рабочих на протест. Разнообразная болтовня о том, что рабочие неспособны сопротивляться — это ложь. Рабочие могут, хотят и непременно будут бороться со своими угнетателями. Но пока у большинства рабочих нет сознательности, нет целостного понимания общественных процессов и сути капиталистического способа производства. Это и есть слабое место современного пролетария, из которого, как следствие, вытекает отсутствие нерушимой организованности. И пока не появятся настоящие коммунисты, которые будут соединены с рабочими, такое положение дел будет ещё долго продолжаться.

Где-то 20 сентября я увидел в цеху директора Цюра О.М. Я подошел и спросил:

— Где часть зарплаты, которую называют у нас премией?

Объяснение начальников не поддаётся здравому смыслу:

— В сентябре было залито меньше 2000 кубометров бетона, поэтому нет премии. Знаете, — говорит он мне, — скоро зарплата станет понедельная, мы будем выплачивать раз в неделю.

Проклятые софисты, я у него спрашиваю о прошлой зарплате, а он мне рассказывает о будущей.

— Это ладно, а что насчет премии за сентябрь, когда её нам выплатят?

— Что такое премия? — отвечает вопросом на вопрос г-н Цюра, применяя метод работы с возражениями или, по-русски говоря, все те же софизмы.

— Это часть зарплаты. Так когда её нам вернут и вернут ли её вообще, — задал я ему тот же вопрос.

— Премии не будет. Не было объёма продукции, —  ответил он мне и пошел скорым шагом от меня подальше. (Как видно на фото выше, склад забит утяжелитялими, которые появились не вчера и не сегодня, а делались они весь сентябрь и октябрь — прим. автора.)
После с рабочими мы обсуждали этот короткий диалог с директором в следующей форме.

Не было объёма — то есть вечная сказка о том, как зарплата зависит от прибыли. Интересно, если у него спросить: зависит ли стоимость сырья, которое он приобретает, от его прибыли? Конечно не зависит. Тогда он наверняка начнёт рассказывать о законе спроса и предложения и т.д. Тогда можно было бы поставить вопрос: рабочий на заводе повинную отрабатывает перед барином, где последний по результатам успешности ведения своего хозяйства выдаёт благотворительность своим крепостным? Нет, ответит он, рабочий свободен, на заводе он работает на основании заключенной сделки – договора найма. Тогда ставим следующий вопрос: что должен дать рабочий по условиям этого договора своему нанимателю? Здесь он, как и любой, ответит: свою способность к труду в течение определенного времени! И мы делаем умозаключение: выходит, рабочий продаёт как товар, только специфический, свою рабочую силу. А раз рабочая сила — товар, то она, как и любой товар, должна регулироваться законами экономики, например, тем же законом спроса и предложения, а сама купля-продажа рабочей силы закреплена договором найма. Такое умозаключение порождает справедливый вопрос: с какого перепуга твоя прибыль имеет отношение к стоимости товара «рабочая сила», для упрощения называемая зарплатой? Как только поставим этот вопрос любому разноликому Олегу Михайловичу, апеллирующему к зависимости зарплаты от прибыли, он тут же засобирается по важным делам, безотлагательным, таким, как, например, срочно купить утюг, включить его и забыть выключить у себя дома.  Ибо тут появляются вытекающие вопросы. Так как это сделка, по которой работодатель покупает рабочую силу, то он должен её оплатить. И рабочему совсем не важно: дал он ему объём или не дал, т.к. рабочий продал своё время, а как его будет расходовать Цюра в тот или иной месяц — дело его, а не рабочего (это конечно очень упрощённо, непременно рабочему важны условия труда — прим. автора). Вот расмотрим простой пример. Представьте: Цюра купил конфету, купил её в долг (капиталист всегда покупает рабочую силу в долг, т.к платит он как правило через месяц, а употреблять эту самую рабочую силу начинает сразу же — прим. автора) по рыночной цене, и начал есть её так неаккуратно, что половина ее попала мимо рта. Приходит время платить за конфету, и он заявляет продавцу, что оплатит лишь половину стоимости конфеты, т.к. смог съесть только полконфеты, и денег у него только половина. Ну как минимум над ним посмеются, возможно даже побьют за такую дерзость и больше никогда в долг ничего не дадут. А по максимуму отправят за решётку за мошенничество и долг полностью отсудят. Логично? Да, логично. Вот и с зарплатой точно так же дело обстоит, как и с конфетой, приведённой в примере.

Вот что ещё примечательно. Цюра говорит рабочим одно, а общественности заявляет совершенно другое. Так, он на день строителя давал желтой газетенке «Стерлитамакский рабочий» интервью, в котором утверждает:

«В июне мы участвовали в тендере на поставку утяжелителей для крупной компании — «Роснефти» — для строительства газопровода. Потратили немало сил и времени. В итоге наше предприятие оказалось в числе победителей. Завод обеспечен работой на вторую половину 2017 года и весь 2018 год. Общая сумма заказа составляет более одного миллиарда рублей. Мы заключили договоры с несколькими надёжными поставщиками для бесперебойной поставки сырья и материалов, а также для изготовления металлоформ, покупки станков и т.д. Не скрою, работать предстоит немало. Для нас — это новый виток развития предприятия. Получив этот заказ, мы вышли на новый уровень.»

Значит, на вторую половину 2017 года завод обеспечен работой, а сентябрь входит как раз во вторую половину 2017 года. В конце августа мы на заводе начали осваивать новое производство. Это же подтверждает и сам Цюра в интервью корреспондентам «Стерлитамакского рабочего». А раз вводится освоение нового производства и продукции, значит в соответствии со ст. 158 ТК РФ работодатель обязан сохранить за работниками их прежнею зарплату на период освоения нового производства/продукции. А вот дело обстоит наоборот. Хозяева завода, пользуясь отсутствием профсоюза, изымают (читай — воруют) огромную часть фонда заработной платы и пускают ее в оборот — для обеспечения «…бесперебойной поставки сырья и материалов, а также для изготовления металлоформ, покупки станков и т.д….», а рабочих оставляют без штанов. Ну и приказа о введении нового производства не было. Приказы вообще на этом заводе не любят издавать. Это же документ, который может обернуться против хозяев. Как видим, у рабочих есть все основания требовать выплату премии за сентябрь, и не с бухты-барахаты предъявляются эти требования. Мы, рабочие, были обмануты хозяевами. Нас пытаются нагло обмануть так же, как и продавца конфет в  моём примере.
В этом интервью есть ещё на что обратить внимание. Олег Михайлович говорит:

«2016 год был, несомненно, тяжёлым. Естественно, нам пришлось оптимизировать затраты, не обошлось без сокращения работников. Но в целом мы кризис преодолели…».

Кризис значит преодолён – хорошо, мы это учтем и предъявим эту фразу в том случае, если руководство вздумает ссылаться на сложности кризиса. «Пришлось оптимизировать» – эту короткую и радужную фразу нужно раскрыть полностью, а то она вводит в заблуждение. Раньше на заводе работало 1400 человек, а теперь, после сокращений, осталось чуть больше 300. Рабочим теперь приходится пахать за троих, вдобавок урезали зарплату в среднем до 13 000 рублей. То, что утверждается в газете о средней зарплате в 22 159 рублей, является ложью, ибо высчитана она по формуле средней температуры по больнице за месяц май. Такую интенсивность более точно выразил один из трудящихся завода: «Людей на участке сократили, а магистраль трубы, которую нужно обслуживать, от этого не сократилась ни на сантиметр». Была столовая с относительно недорогим и полноценным питанием — её закрыли. Теперь приходится обедать там, где тебя обед и застал. Раньше был профилакторий прямо на территории завода, даже зубной кабинет был и т.д. и т.п. — закрыли, людей сократили. Большинство промышленного оборудования работает по принципу вибрации, а вибрация сказывается на центральной нервной системе и, если её не подлечивать, это приведёт к профессиональному заболеванию — болезни Паркинсона. А как её подлечивать, если рабочих глубоко отоптимизировали, и теперь хозяева завода наживаются на здоровье рабочих. Вот как из кризиса выходил завод. Все сложности и трудности попросту были свалены на плечи рабочих.  И на этих плечах до сих пор находятся.

Далее Цюра утверждает:

«Самые необходимые и востребованные рабочие специальности для нас сегодня — формовщики, электросварщики, машинисты кранов, стропальщики, арматурщики, сварщики арматурных сеток, отделочники…».

Обращая внимание на эту цитату, некоторые товарищи полагают, что у господ-капиталистов проснётся совесть. После этого они поднимут зарплату, а может быть и смягчат положение рабочих на заводе. И даже подкрепляют свою фантазию следующим суждением: без нас они не смогут получать прибыль, поэтому в конце концов поднимут оплату труда. В самом деле, из-за низкой зарплаты, жутких условий труда, бесправности рабочих, декоративности коллективного договора и т.п. на ЖБЗ №1 горожане не идут даже в условиях повальной безработицы.

Товарищи рабочие, не следует идеализировать: капиталист грабит рабочих не потому, что у него институт совести не развит и отсутствует сострадание к «ближнему своему». Он грабит, т.к. его вынуждают это делать капиталистические отношения. Хаос рыночной экономики, конкуренция между капиталистами заставляют грабить своих рабочих всё сильнее и сильнее. Иначе капиталист разорится и его сожрут его братья по классу, а ему придется стать таким же, как и мы, бесправным придатком машины. А этого буржуй боится больше смерти: он привык к сытой жизни. Также нужно понимать, что капиталист смотрит на рабочего не как на человека, а всего лишь как на фактор производства, такой фактор, который обладает знанием и способностью к труду, а главное, как на источник своего дохода. Ибо только человеческий труд создаёт стоимость. Некоторые рабочие справедливо спросят: кто же будет работать за копейки на ЖБЗ? Тут хозяевам на помощь идет буржуазное государство и предоставляет массу невольного труда в лице заключённых. Их не нужно баловать зарплатой, придумывать, как обмануть: у них есть дубак, который будет заставлять работать за копейки (средняя зарплата заключенного в Стерлитамаке составляет 4600 рублей, с учетом вычетов эта сумма ещё меньше – прим. автора). Только за неделю до увольнения я видел целую роту таких несчастных рабочих с номерами на груди, которые, как правило, попали в тюрьму из-за крайности жизни, в которую ввергли большую часть страны ненасытные олигархи, так в добавок ещё и трудиться их заставляют как рабов. Эти-то заключенные и есть те самые востребованные «…формовщики, электросварщики, машинисты кранов, стропальщики, арматурщики, сварщики арматурных сеток, отделочники…», которые и восполнят дефицит рабочих рук, а если придётся и заменят всех нас. Волей-неволей проводится аналогия c Фашисткой Германией. Там тоже на предприятиях работали заключенные, что стало причиной сокращения огромной массы рабочих, которых после переодели в солдатскую шинель и отправили воевать за богатства империалистов, прежде, конечно, развратив их сознание. Если рабочие не очнутся, то вскоре хрустальная ночь настанет и на улицах наших городов.

ЧАСТЬ 3. Как меня увольняли.

25 октября в 16:00 начальник цеха №8 Сайфуллин Радик Хамзиевич объявил, что меня срочно ждут в отделе кадров. Когда я туда пришел, Карпова, начальник отдела кадров, заявила, что меня переводят в цех № 1 в связи с производственной необходимостью, обусловленной отсутствием работника(!). Подала приказ о переводе и допсоглашение к трудовому договору. В допсоглашении я написал отказ, а в приказе о переводе ни слова не было о чрезвычайном положении, т.е. отсутствовали законные условия моего перевода. Всё происходило в точности как на ВРЗ. Я понимал, что меня увольняют через провокацию. Вот только я не понимал за что!? Карпова, начальник отдела кадров, в прениях со мной заявляла, что может делать что хочет, в грош не ставя закон, на который она ссылалась, и вдобавок не понимала, путала статьи. По сути была такой же мерзавкой, как и Корниенко на ВРЗ, но последней нужно сделать комплемент, ибо в отличии от Карповой она не была набитой дурой, занимающей должность, которой не соответствует даже с буржуазной точки зрения. За какие способности Карпова начальствует – остаётся только догадываться.

Предоставить копии приказа и допсоглашения Карпова отказалась, ссылаясь на то, что может их выдать только по заявлению, подписанному директором. На замечание: как же она без подписи директора ранее выдала копию приказа об устройстве на работу и копию трудового договора – только глаза выпучила и промолвила: «Ладно, я их подпишу у директора» (т.е. те заявления, по которым она уже предоставила требуемые документы). Птиц в поле ловят сетями, а человека ловят на противоречиях.

Так закончился второй день моей смены. Наступили мои выходные.

26 октября приехал в Территориальный отдел Министерства труда и социальной защиты населения Республики Башкортостан по городу Стерлитамаку. Честно говоря, на помощь госструктур я вообще не рассчитывал, но подумал: чем черт не шутит. График работы у них следующий: с 9:00 до 17:00 (перерыв 13:00 до 14:00). Когда я к ним поднялся и сообщил, что меня пытаются незаконно уволить, они лишь ответили, что у них технический перерыв (которого в графике работы нет) и, не стесняясь меня, спокойно рассаживались попить чая с вкусняшками. Ещё бы, дело то у них важное, а тут я со своими трудовыми проблемами. Я подождал, когда их полдник закончится, затем рассказал суть дела. Меня начали консультировать, я устал это слушать и заявил: «Консультация мне не требуется, я сам прекрасно знаю свои права и статьи закона, которые защищают мои права, мне нужна помощь, которая может вступиться за меня». На это консультирующий, недавно сладко пообедавший, заявил: «У комитета по труду нет ни одного рычага немедленного давления на строптивого работодателя. Это обязанность прокуратуры». Этот орган существует за счет бюджета, а по своему характеру ни на что не годный: он никак не защищает ни одного рабочего. Мало того, таким характером работы они, напротив, помогают капиталистам. Рабочий, услышав, что обидчика никак не приструнить сейчас же, попросту махнет рукой и смирится со своей судьбой. Это суть работы комитета по труду. Далее поехал в прокуратуру, но там попросили написать заявление, и они в течение 30 дней проведут проверку, если посчитают, конечно, что работодатель нарушил мои права. За 30 дней со мной всё что угодно может произойти. В общем задачи прокуратуры те же, что и комитета по труду. Снова напомню: я не маленький ребёнок и отлично понимал, что всё так и будет, ибо помощи ждать от госорганов – как погоды у моря. Как-никак государство служит тем классам, которые занимают господствующее положение в обществе. А мой кошелёк постоянного кричит о том, что я пролетарий, точнее пустота моего кошелька. Следовательно, не стоит надеяться и на прокурора.

27 октября, в свой выходной, я приехал на завод, чтобы подать заявление на предоставление копии приказа и допсоглашения и получить аванс за октябрь. После того, как я зарегистрировал документы и получил деньги, понимая, что директор приказал меня уволить (только за что именно – я не знал), решил зайти в отдел кадров. Меня не пускали охранники: электронный пропуск не работал. Всё под копирку как на ВРЗ, не хватало только приглашения поменять пропуск у начальника службы безопасности. Значит, смекнул я, они перевели меня без моего согласия и уже составили акт о прогуле. Охрана вела себя так, чтобы я ушел домой, не попав на завод. Плохую игру всегда видно, и для этого не нужно быть утончённым ценителем театрального жанра. Я потребовал начальника службы безопасности. Этот лицемерный, подлый человек появился только через 30 минут. Он вел свой разговор к тому, чтобы я уезжал домой, т.к. у него нет оснований пускать меня на территорию завода, поскольку у меня сегодня выходной. В отдел кадров нужно было попасть непременно, и этого я добился. Там меня встретило наглое, глуповатое, беспричинно-самоуверенное (как и положено человеку безвольному и бессовестному) лицо Карповой. Она заявила мне, что я переведен в цех №1 с 26 октября, и у меня есть прогул за 26 и 27 октября.

Я потребовал акт о прогуле. Меня пригласили в кабинет к Мананову, начальнику цеха №1, и он предоставил акты о прогуле. Так, согласно акта я отсутствовал на заводе по 8 часов 26 и 27 октября, и причина моего отсутствия неизвестна. В обоих актах указано время 16:10, стояли подписи начальника цеха №1 Мананова Д.З, замначальника цеха №1 Садыкова А.И., начальника отдела кадров Карповой М.А. 27 числа я ознакомился с актом в 12:55. На вопрос: когда были составлены акты – каждый отвечал по-разному. В цеху перед свидетелями я «припер к стенке» замначальника цеха Садыкова, разъясняя, что мне подали подложный документ, да ещё по глупости дали копию, что означает, что у меня есть все основания заявить в полицию, а это уголовная статья. Это подействовало: он по секрету признался, что подписал акт не глядя 26 числа, ещё днём. После у Карповой попросил взглянуть на приказ о переводе. Она неохотно его дала: в приказе ни слова о статье 72.2 ТК РФ «Временный перевод на другую работу». Я сделал ей замечание, что приказ не о переводе, а о временной замене рабочего. Но дела это не меняет: в соответствии со ст. 72.2 и с приказом о временном замещении я должен дать своё согласие, а я его не давал. Следовательно, перевод незаконный. Также напомнил, что я работаю посменно и, отработав 2 смены, вышел на выходные 26 и 27 октября, а она, будучи в сговоре, наплевав на закон и договор, всё же меня перевела, да вдобавок поставила смену в мой выходной. Она, не стесняясь, заявила, что по коллективному договору у нас на заводе нет сменного графика по 12 часов. Выходит, ни про какие мною отработанные смены знать ничего не знает. Я написал объяснительную, изложил там суть дела, написал о выходных и о попытке незаконно меня перевести. Также указал, что знать не знал о том, что я переведен.

Подошел начальник охраны Гибадулин. Было уже 13:30. Догадавшись, что я записываю все разговоры, потребовал выключить диктофон. Я отказался, ссылаясь на моё право собирать доказательства своей невиновности любым законным путем. Далее демагогия начальствующих, затем ставят вопрос ребром: ты уходишь домой или остаёшься на заводе? Деваться некуда, нужно любым способом остаться на работе. Я соглашаюсь, меня отводят в цех №1, дают ознакомиться с инструкциями по ТБ. Смотрю инструкции, а они не цеховые, они вообще самые разные. Так дело с ТБ не делается – я почувствовал что-то неладное. Пришел к замначальнику цеха №1 Садыкову Альберту, написал «служебку» на отгул за свой счет и попросил меня отпустить домой в 15:00, т.к. у меня не было спецовки, обеда, сигарет, и вообще я был на выходном, и все эти обстоятельства делают меня сегодня неготовым к работе. Подписывать он отказался, отправил к начальнику цеха Мананову. Мне нужна была любая их бумажка, которая подтвердила бы моё присутствие на заводе в рабочее время. Пришел к нему в кабинет – его там не было. Зато был Гибатулин, нач. безопасности. Он мне рассказал, что видел МОЁ видео (то есть человек в маске — это я, с его точки зрения) и знаком с тем, как я боролся за права рабочих на ВРЗ. Я ему сказал: видео не моё, понятия не имею, о чем он мне говорит, и вообще этот разговор не по существу, ибо вопрос стоит другой. Гибатулин заявил, что сделает всё, чтобы я больше на этом заводе не работал и не работал нигде вообще в городе Стерлитамаке.

Вот она, причина моего увольнения — моя активная позиция!

Гляди, рабочий, как буржуазное общество на самом деле относится к свободе мысли и слова, о котором сама из каждого утюга трезвонит.
Мананов до 16:00 так и не появился, и я начал собираться домой. Прибежал  Садыков и попросил прийти в кабинет к начальнику. Я знал, что они переделали акт и будут просить меня с ним ознакомиться вновь. Я зашел и дал 5 минут ему на разговор со мной, т.к. у меня наступило свободное время от работы (ст. 106, 107, 108 ТК РФ и ст. 37 Конституции РФ – прим. автора). Он распечатал мне акт, протянул его трясущимися руками и попросил ознакомиться. В акте за 27 октября время составления было указано уже 12:10, и время прогула составляло 4 часа. Отчего у него тряслись руки? От ненависти ко мне, трусости, или его совесть восстала против собственной подлости?

Я напомнил, что уже ознакомлен с актом ещё в 12:55, вдобавок он же мне дал копию этого акта (это же надо быть настолько безмозглым!). Пять минут вышло, я встал и ушел домой. Только слышал из его кабинета: «Значит ты отказываешься ознакомиться с актооооом?!»

Вечером позвонил рабочий, который подслушал случайный разговор начальника цеха: меня приказали уволить любым путем. Я подумал, что с этим актом они обосрались. Они уверены, что я приду на работу в понедельник и стану работать в цехе №1 пятидневку. При этом я сам согласился – куда мне деваться?! Значит они выкинут сегодня все эти акты, приказы о переводе, я не приду в свой цех № 8, т.к. буду полагать, что работаю в понедельник в цехе №1. Составят новый акт и уволят за прогул.

Делать было нечего: решил 28 октября ехать на работу. Думаю: черт с ним, отработаю и 7 дней подряд, лишь бы остаться на заводе: работать-то негде и товарищей бросать нельзя. А именно этого и добивается руководство: убрать меня от рабочих. Но на проходной начался полный беспредел: охрана грубит, сторожевой пёс Сургучев вел себя дерзко, провоцировал меня, чтобы я его ударил (охрану я вообще не понимаю: такие же нищие, как и я. Нужно будет — его точно так же будут увольнять, как меня. И единственные, кто ему сможет помочь — это рабочие. Зачем проявлять такой интерес и азарт к исполнению приказа, подлость которого сами прекрасно осознают?  – Прим. автора). Пропускать на завод отказались, ссылаясь на то, что меня нет в списках — пропуск не работает. У начальников, которые проходили и видели меня, я требовал подтвердить, что работаю в их цеху. Главное — меня видело человек 30, это уже удовлетворительно. Минут через 25 приехал начальник службы безопасности Гибатулин, подошел ко мне и на ухо сказал: «Уходи с завода по-хорошему». Я засмеялся, ведь он это сказал прямо в микрофон наушника, а я всё записывал. Услышав это, он побежал. Схватил дверь рукой и не впускал на проходную (этот детский сад нужно было видеть). Я отпустил резко дверь, он чуть не упал, и дверь открылась. Я спросил: «По-хорошему, как ты сказал, мне вообще уволиться или сегодня уйти?» Он выпучил глаза, отчего его наглая рожа приняла вид идиотский, и заявил: «Ничего подобного я не говорил».

Я поехал домой, и за собой увидел хвост: серая лада приора без номеров. Я начал произвольно менять маршрут — машина не отставала. Я понимал, что хотят определить мой настоящий адрес. Повертел этот хвост по дорогам и заехал во двор дома в чужом, но мне знакомом, квартале. Зашел в подъезд дома. В подъезде постучался в служебную дверь круглосуточного магазина пива — меня впустили, и я вышел через парадный вход с другой стороны дома, свернул на остановку и сел в первую попавшуюся маршрутку.

---



Tags: борьба, дневник, коммунист, работа, рабочий, уволен
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments